Главная дура всего дурдома (meduzanegorgona) wrote in talantische,
Главная дура всего дурдома
meduzanegorgona
talantische

Михаил Неведов, "Негражданин"

Оригинал тут

Аннотация: Психологически и художественно достоверное описание самых проблематичных представителей нынешнего молодого поколения. Подобно кокону, мои персонажи несут свой собственный внутренний мир, который входит в противоречие с миром внешним, отчего совесть конфликтует с законом, отец с сыном, персональная свобода с общественным укладом. В самом центре повествования - Максим Чуждов, чье противоречие имеет самое яркое, подчеркнутое выражение, легко прослеживается с раннего детства, пронизывает юность и играет роковую роль на пороге зрелости. Он является плодом художественного исследования сознания и среды на предмет их взаимопроникновения, ценностей общественных и духовных на предмет их коллизии. В его лице я рассчитывал отделить первозданное, заложенное Богом, от современного, нанесенного культурой. Заодно надеялся на подробной основе болезненных психологических особенностей увидеть работу, в сущности, рядовой души, проследить ее стремления, осознание себя самого, общества и Бога. Наделив главного героя необузданным духом противоречия, я заставил его без оглядки устремиться в бегство от всего, с чем многим приходится лишь мириться. И читатель, следуя ему, возможно, увидит реалистичную картину последствий подобного побега от вещей, которых и сам, может быть, некогда порывался избежать. Это будет, если не поучительно, то вполне наглядно, и сможет утолить любопытство тех, кто, вероятно, задавался вопросом, что было бы, если на том или ином этапе своей жизни, они поступили бы подобно Максиму Чуждову, Артему Бабурину или какому-либо иному герою этого произведения. Роман поделен на две части, разные по своему характеру. В первой, под названием "Запущенное детство", прослеживается становление личности в период детства и юности. Вторая часть, под названием "Прекрасное далеко", имеет дело с молодыми героями, чьи особенности уже кристаллизовались и обусловили столкновение с обществом, а затем их выпадение в преступный мир. Позднее образование, полученное большей частью самостоятельно, неожиданным образом вооружает противоречивую натуру главного героя, у него появляется больше средств для оправдания любых своих поступков и возможностей для их совершения. Подобно цивилизацией напуганному дикарю, который оставил палку и научился обращаться с ружьем, просвещенный Чуждов стал представлять собой опасность, которой не представлял Чуждов-невежда. Утратив свою девственную нравственность, он взамен ей приобрел, так сказать, политическую, будто через себя пропустив всю греховность эпохи, но все-таки остался способен заметить в глубине своей души основополагающие заветы любви, с которыми его в детстве познакомили рано его покинувшие родители. Это не сиюминутная, не модная вещь, а, на мой взгляд, достоверная картина современной действительности, которая написана так, будто у автора не было совершенно никакой возможности что-то утаить о сущности своих персонажей, словом это не развлекательное, а исповедальное повествование.

 Марк Соборов, будто какая-нибудь принцесса, рос у черта на куличках - на одноэтажном отшибе провинциального города в Прибалтике.

Подростком Марк производил на соседей впечатление какой-то оплошности. Нелюдимый и щекотливый, он на виду у прохожих стеснялся заходить к себе во двор.

Их дом, как он всегда с тоской подозревал, этаким уродцем с серым шифером и высоким жестяным забором, калечил душу целому району.

В следующее мгновение Соборова остудило в желудке от смутного опасения. Точно в шутку, он подумал, а что если, дескать, все они сейчас разом возьмут и учинят над ним самосуд. Взбрыкнут его со своей шеи и все. И вдруг ему живо привиделась нешуточная картина, как некогда преданные сапоги рабочих топчут без всякой жалости его лицо, а он почему-то уже не мужчина, а ребенок, и вот откуда-то взявшаяся покойная мать тщиться утянуть его из-под мощных от труда, почти лошадиных ударов.

Протрезвев раз, его уже ничто не хмелило.

Нутро холодильника в темной кухне миг освещало чернявое и вострое Тачино лицо. Потом он коленом его закрыл и выронил сыр.


Subscribe

  • Поболтать

    А давайте поговорим о том, как вы для себя определяете, что перед вами произведение, которое не стоит дочитывать или вообще начинать. Не треш (его…

  • Не совсем проза, но прекрасно

    Это как бы не проза, а колонка на Снобе, но наш формат без вопросов. Даже комментировать не буду, оно прекрасно и без этого. Просто насладитесь.…

  • Он сам пришёл!

    "Полный текст блистательной, провидческой и шокирующей "Пост-Москвы", открывающей новые горизонты в русской прозе, читайте тут:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment